Беги, Форест, беги! И Лола тоже беги

Негры

Психиатры если хотят до чего-то докопаться, то начинают искать корни проблемы в детстве. Вот только есть мнение, что нужно копать еще глубже. Проверять даже то, что было до рождения.

Например, приехали в 80 году в Москву спортсмены на Олимпиаду. Их комсомолки даже пальцем не тронули. Так, с трибуны посмотрели немножко. Но даже это мимолетное созерцание ямайских бегунов так их впечатлило, что потом у комсомолок стали кучерявые негритята рождаться. Вот она — сила спорта, объединяющая народы.


Сейчас с бегунами все как-то сложнее. Вот наш легкоатлет Максим Дылдин быстро пробежал, выиграл все, что можно, медаль олимпийскую домой привез. Но все не торопились восхищаться. Через семь лет собрались с мыслями и подумали — вдруг нечестно бежал? Нужно послать агента проверить.

Агенту, под видом курортницы, удалось выследить Максима в Адлере. Схватила за рукав и начала требовать, чтобы тот немедленно снял штаны и подтвердил свои спортивные достижения. Максим решил, что перед ним сумасшедшая, может быть даже буйная. Скорее всего ее уже ищут. Ведь нельзя же так сразу, при всех, улице. Поэтому попросил показать документы, на всякий случай.

А курортница все не унималась.
— Я антидопинговый офицер! Пробирка для мочи — вот мои документы. Скорее вынимайте свою спортивную гордость и наполняйте пробирку!

Все сомнения улетучились. «Точно, буйная» — убедился Максим и начал громко звать полицейских, чтобы оттащили от него эту странную гражданку. Полиции она конечно же сразу испугалась и немедленно ретировалась.

На этом месте мог бы быть счастливый конец, но дальше все стало хуже. Гуманный суд постановил, что это была официальная процедура сдачи допинг-проб, от которой спортсмен неправомерно отказался. Значит виновен во всем, больше к спорту отношения не имеет и даже должен медали вернуть. Дылдин на это решение ответил, чтобы они все вместе с той буйной гражданкой шли топиться в море, а медали ему самому нравятся, он к ним привык. Хотите забрать — сначала догоните. Те, естественно, не догнали. Потом приходили к нему домой, долго стучали, но ведь дверь можно и не открывать. В газетах написали, что лишили медали очередного спортсмена, но это все неправда, медали до сих пор при нем.

Впрочем, я отвлекся от темы. Вернемся к детям. Маша, пока была беременная, поехала в Японию. Там с утра до вечера уминала суши. Это все неизбежно передалось Алиске, в кулинарном плане она азиат. Для счастья ей нужен только рис и мандарины. К другой еде относится с презрением.

А еще Маша с большим удовольствием сериал «Все ненавидят Криса» смотрела. Кто не в курсе — там про жизнь негров в гетто. И вот последствия — Алиска родилась сильно загорелой. Не как у тех комсомолок, но все-таки. Потом постепенно рассосалось, цвет кожи пришел в норму, однако полностью негритянскую сущность с нее так и не вывели. Ее даже можно считать образцово-показательным гетторебенком.

Судите сами. Любимая игра — схватить и бежать. Неважно что, неважно куда. Важен процесс. Ей еще года не было, но в поликлинике вырвала медведя из рук какой-то рассеянной трехлетней девочки и с диким смехом бросилась удирать. У трехлетки трагедия, а для Алиски это были лучшие мгновения ее жизни. Добыча в руках, жертва унижена, дорога свободна — это ли не счастье? В гетто ее бы натренировали кошельки тырить. С ребенка какой спрос? А так получается впустую талант пропадает.

Дома чувствует себя совершенно зажатой, в квартире некуда убегать. Ищет выход. Главным подозреваемым стал унитаз. В его глубинах точно скрывается какой-то портал, ведущий в негритянское гетто. Сама Алиска еще не может туда залезть, но уже передает вещи. Была попытка отправить в унитаз папин кошелек. Пацанам на сигареты. В последнюю секунду остановили. А вот передачу ключей от квартиры остановить не удалось. Бульк и привет! Потом и швейцарские часы та же участь постигла. Знает, шельма, что именно передавать нужно. Котиков своих плюшевых туда не засылает.

Как с этим бороться? Наверное только терпением и настойчивостью. Сказки правильные читать. Предположим, про Нарнию. Пусть лучше в шкафу Нарнию ищет. И вещи туда же складывает. В идеале по вечерам, перед сном.